История про Коктебель и амнезию

дом волошина
Давным-давно, в каком-то сентябре, я традиционно поехала в Коктебель. А сентябрь, он ведь чем хорош в Крыму? Правильно, море еще теплое, а все унылые любители семейного отдыха с детьми разъезжаются (ну, там, школы, сады, прочее), пьяные малолетние студенты — тоже.

И приезжают безработные, свободные и маскирующиеся под менеджеров среднего звена литераторы. В те времена там еще случались накладки в виде одновременно проходящих джазовых и литературных фестивалей, поэтому публика была просто высший сорт — все чертовски возвышенные, романтичные и в большинстве случаев непоправимо пьяные к пяти утра, когда звёзды над Карадагом уже тускнеют.

Я тогда уже не снимала первую попавшуюся мазанку на улице Десантников, а с понтом и всеми удобствами жила в комнате в доме Пра (прямо за домом Волошина).

И вот однажды вечером, направляясь на какое-то очередное мероприятия Волошинского фестиваля, я уже шагала к многолюдной набережной (что само по себе стресс), когда в калитке при выходе из парка Литфонда столкнулась с какой-то девушкой. Она сказала мне «привет» и даже, может быть, «как дела», и, уверена, спросила, «а что это ты тоже здесь», и, не сомневаюсь, окончательно запутала меня этим последним вопросом.

Но я же никогда не признаюсь, что понятия не имею, кто передо мной, как его зовут и какую партию представляет, поэтому уверенно поддержала разговор, бодро распрощалась и пошла куда шла. И всю дорогу до мероприятия думала: «Черт, это ведь поэтесса какая-то… Из Харькова? Из Питера? Или женщина-бард? Блин, откуда она меня знает… Я что, звезда? Она была на вчерашнем вечере? Что мы вчера пили там? С кем?! А дальше?!»

Потом я всё, конечно, забыла, не до этого было. Ну зачем, сами посудите, вспоминать каких-то поэтесс, когда вокруг рассветы, закаты, теплое море, Кучук-Енишар, мыс Хамелеон, туман над Орджо, веселые друзья и вкусный корм.

А потом я приехала в Москву и пошла на работу. И в первый же день, выйдя на кухню за водой, я буквально поставилась на паузу и включила режим ускоренной перемотки назад, потому что навстречу мне с нарядной папкой в руках шла та самая поэтесса из Харькова.

— Блин, где же, где же, где же я её уже видела? — включился в моей голове лихорадочный мёрджинг рабочего стаффа и жизни. И тут же обнаружилось совпадение. — О! Так это же наш новый юрист, Екатерина.

Вот так всё было, Катя, а на дворе был не очень-то далекий 2007-й.

Текст: Наталья Осташева

(0)(0)
 

Добавить комментарий

*