Спектакль “Вий” на новой сцене Театриума на Серпуховке

Новая сцена Театриума

Тайна Театриума раскрыта! Пока на первом этаже развлекают детишек музыкальными спектаклями, на втором происходит страшное. Идет новый, премьерный спектакль “Вий” по мотивам повести Гоголя. Почему страшное? А как же иначе. Это же “Вий”!

Что может быть страшнее старого фильма “Вий”? Панночка открывает глаза, ищет Хому, летает в гробу. Однако, наш советский триллер все-таки внушает некоторую надежду. Ведь не случись роковой ошибки Хомы (он не вовремя посмотрел на Вия), и все закончилось бы благополучно. Все-таки и круг, и молитвы помогают. Против нечисти. Против упырей и вурдалаков. А против человека что помогает? Ничего.

Ну не знаю, в театре как-то поживее было.

Сказал Глеб после просмотра вышеупомянутого фильма.

 

Спектакль “Вий” 16+

Поживее – не то слово. Жутковато, вообще-то. Хочу предупредить сразу же о возрастных ограничениях. Спектакль – четкие 16+. Я лично скептически отношусь к возрастному цензу, мы с Глебом ходим везде, но в данном случае я согласна. И дело даже не в том, что в спектакле есть откровенные сцены, а в том, что слишком натурально играют. Меня напугала сцена убийства ведьмы. Во-первых, я подумала, что женщину, пусть даже такую, бить нельзя. Ей же больно.

А во-вторых, сложилось такое впечатление, что Хома запихивает под колесо настоящий труп. В детективах трупы часто выглядят эстетично. А в спектакле получилась  очень натуралистичная сцена, и зрители были словно свидетели убийства. Так вот как свидетель говорю: убитая нанесла больше моральный ущерб, нежели физический. Насчет тела у нее были планы, но за них не убивают.

Страшное происходит и в церкви. Что там творится по ночам – туши свет! То есть свечи. Первая ночь – самая неожиданная. Хома демонстративно стоит спиной к убитой, зря, конечно, нашел, кому спину подставлять. Читает молитвы, наивная душа. А в это время… мы вовсю пихаемся локтями с Глебом: смотри, смотри, что творится.

Во вторую ночь Хома и потерпевшая встречаются уже со знанием дела, как знакомые, так сказать. Хома уже в курсе, что легко не будет, но все же сохраняет веру в хороший исход. А мадам придумала для него кое-что заковыристое.

Третья ночь – это оммаж фильму “Вий”. Помните сцену с руками, вылезающими из стены?

А в финале происходит такое, что переворачивает все происходящее с ног на голову. Сразу вспоминаешь “Ключ от всех дверей”, “Шестое чувство”, “Другие”. И “Звонок”! Только мне ведьма напомнила ту страшную девочку с волосами?

Чем отличается от Гоголя?

С точки зрения сюжета и диалогов – мало чем отличается. Визуальный ряд только совсем другой! Место действия – не лубочный украинский хутор и церковь с иконами, а скорее некое абстрактное поселение. Если проводить параллели с современностью, то, наверное, так может выглядеть место жительства какой-нибудь секты, поклоняющейся некоему культу. А Хома – человек, которого обращают в свою религию. В принципе, это объясняет если не все, то многое.

Предположим так. Секта живет уединенно, как ей и положено. Но новых членов-то где брать? Поэтому на стороне у них работает агент, назовем его Ведьмой. Она приглядывает молодого, симпатичного, свеженького парнишку и … того. Его доставляют в поселение, и начинается обряд инициации. Так, мне надо срочно рассказать эту версию Глебу. В нее укладывается даже капуста! Если предположить, что сектанты в своих культовых целях всему украинскому меню предпочитают этот продукт.

И, конечно, в таком произведении по-другому расставлены акценты. Если в традиционном сюжете Хома и Ведьма разделены магическим кругом, то в спектакле Андрея Ермохина они находятся в тесном контакте. Н-да, куда уж теснее?

Вот не тех боялся Хома. Нужно было вступить в диалог с Ведьмой. Раз уж она была к нему расположена.

Современный театр

Спектакль “Вий” Андрея Ермохина совершенно не классический, не ждите от него традиционного прочтения. Наоборот, это такой спектакль, где можно увидеть, что угодно. Например, как можно интерпретировать декорации? Собственно, из реквизита на сцене есть только вращающийся круг. Можно расценивать это просто как подиум, сильный ход, чтобы подчеркнуть действие. А можно увидеть в нем жертвенный круг.

В современном театре акцент делается на визуальную часть. И так же как мы зачастую не можем совпасть по ощущением с современным искусством, то и со спектаклями происходит то же самое. Думаю, те зрители, которые совпали с режиссером Андреем Ерохиным, получили огромное удовольствие. Про себя могу сказать, что стопроцентного попадания не получилось. Но то, что спектакль производит сильное впечатление, это факт.

Еще до самого действия я долго недоумевала, почему выставлен такой возрастной ценз. Ведь целевая аудитория спектаклей по Гоголю, по моему мнению, – школьники, которых мучает школьная программа. И вот так с ходу лишать спектакль зрителей, показалось мне весьма смелым шагом.

На самом деле, целевая аудитория спектакля “Вий” – это все неравнодушные к интересному театру зрители. А таких, согласитесь, большинство. И если моя рецензия поможет кому-то прийти на новую сцену Театриума, я буду только рада. Обсудим потом впечатления. И мою версию насчет секты.

– А капуста тут причем? – Глеб, я тебе уже все объяснила.

Текст: Таня Белкина
Фото: Владимир Майоров

(6)(0)
 

Добавить комментарий

*