Юрий Коваль. Картофельная собака

обложка

Любите ли вы Коваля?

Я не читала Коваля в детстве – не попалась мне его книга ни в школьной библиотеке, ни в городской, и никто не посоветовал. Я не читала Коваля и в юности, даже когда слышала замечательные отзывы о его книгах от близких друзей, – казалось, это что-то не моё. А потом как-то случайно в интернете я открыла его рассказ или повесть – и с тех пор «ковалиную» прозу люблю нежно и горячо.

К счастью, произведения Юрия Коваля настолько непосредственны и искренни, что их можно читать и перечитывать в любом возрасте. И чтобы мой ребенок не прошел мимо этих прекрасных, таких живых и настоящих рассказов, у нас на полке теперь стоит «Картофельная собака». Мимо не пройдешь!
топор

Игра в слова

Что мне больше всего нравится в рассказах Коваля? Проще всего ответить: «ВСЁ»! Сюжеты, герои, фон, идеи, стиль и язык. Как филолог, всегда восхищалась умением писателя нестандартно и свежо смотреть на привычные фразы, слова, обороты. Ковалю в этом отношении (да и не только в этом!) впору ставить памятник.

Читая его произведения, можно заново учиться русскому языку, ощущать вкус и свежесть таких, казалось бы затасканных и шаблонных фраз, на которые уже и внимания не обращаешь. А Коваль обращает. Он вслушивается в привычные слова, играет с ними.

«Нюрке дяди-Зуевой было шесть лет. Долго ей было шесть лет. Целый год».

нюрка
А сколько у него новых слов, особенно коротких междометных глаголов, так ярко и экспрессивно освещающих обычную фразу, добавляя ей и юмора, и простонародного звучания.

«Не стану я таку страмоту есть, – бубнила Мирониха, а потом вдруг цоп со стола ложку и в миску нырь. – Ну-ну-ну… Бу-бу-бу…. – бубнила она, налегая на суп. – Страмота-то какая!».

коровы

Все вокруг живое

Произведения Юрия Коваля включены в школьную программу. Может быть, это и не хорошо (ведь все, что читается-изучается в школе, часто воспринимается детьми как скучное и нудное), но это знак качества литературы, как ни крути. Почему же «ковалиные» тексты сочли пригодными для детей? Может быть, потому, что в них, в каждой строчке сквозит неприкрытая любовь, нежность, восхищение жизнью во всех ее проявлениях.
букет
А какую прекрасную сказку придумывает Коваль, когда в таежной избушке к нему на стол выбегает любопытная мышка-землеройка и утаскивает сухарь.
землеройки
А как мастерски, как небанально описана картофельная собака, читая о которой, просто невозможно удержаться от улыбки?

«Он подбросил картофелину, а Тузик ловко поймал ее на лету и слопал прямо в кожуре. Крахмальный сок струился по его кавалерийским усам».

«Наводить ужас на людей – вот было главное его занятие. Наевшись картошки, Тузик ложился у калитки, подстерегая случайных прохожих. Издали заприметив прохожего, он таился в одуванчиках и в нужный момент выскакивал с чудовищным ревом. Когда же член дачного кооператива впадал в столбняк, Тузик радостно валился на землю и смеялся до слез, катаясь на спине».
собака

Что может быть лучше?

Еще один «бонус» в прозе Коваля – это природа. Не те лирические и многословные описания, которые мы, будучи школьниками, так любили пролистывать и читать по диагонали. Нет, у Коваля природа совсем другая. Она живая. Смешная. Грустная. Любопытная. Загадывающая загадки. И бесконечно прекрасная.
лабаз
Не случайно иллюстрации к этой книге создавал настоящий мастер своего дела, художник Николай Устинов. Что бы ни рисовал он, – снегопад, заснеженные крыши избушек в маленькой, затерянной в лесах деревушке, или осенний лес, горящий золотом и багрянцем, ночной костер в тайге или домик-лабаз на высоких ножках-столбиках, – каждый рисунок пронизан той чарующей поэтический дымкой, что передает реальность и одновременно как бы приподнимает пейзаж над обыденностью, делая его уже не просто моментальным снимком с натуры, а настоящим произведением искусства…

И очень точно рисунки Устинова передают влюбленность Коваля в природу, очень гармонично сплетаются иллюстрации и текст:

«Ну что же может быть лучше? – думал я. – Что может быть лучше осеннего леса? Разве только весенний…».

осенний лес

Книга, которая учит

Коваль не морализатор. Мне кажется, больше всего на свете он не любил в своей жизни все искусственное, притянутое за уши, сделанное для галочки, для отчетности… И в его рассказах мораль не выводится, не прописывается черным по белому в последнем абзаце. Но она есть – в каждом слове, в каждом поступке и эмоциях героев, в их поведении, в поворотах сюжета…

Что хорошо? Что плохо? Решать нам. В рассказе «Выстрел» мальчик Витя застрелил ястреба, который хотел украсть крольчат. Другие мальчишки восхищены этим подвигом. А Витя почему-то плачет. И только единственная девочка в их компании, Нюрка, не собирается его утешать:

«Пускай ревет, – сказала Нюрка. – Убил птицу – пускай ревет!».

ястреб
А вот читая рассказ «У кривой сосны», читатель, вы и сами можете заплакать. Это история о лосенке, которого нечаянно застрелил один горе-охотник. Мертвый лосенок лежит, а неподалеку уже много дней сидит на земле его мама-лосиха.

Я никогда не смогу прочитать этот рассказ своему ребенку, у меня даже сейчас ком в горле. Не знаю, научит ли этот рассказ кого-нибудь доброте, отвратит ли кого-то от охоты и убийства. Зачем вообще пишутся такие рассказы? Скорее всего, просто потому, что не написать их автор не мог. И даже у охотников есть какие-то понятия о доброте и чести.
зайчонок

Для детей и для взрослых

Моему сыну четыре года. И конечно, он еще очень мал, чтобы понять всю глубину, все подтексты в прозе Коваля, и такие рассказы, как, например, «Про них» или «Вода с закрытыми глазами». Но истории о детях и животных Семен выслушивал с большим интересом.

К чести Коваля, в его прозе мало провисаний и тех самых лирических отступлений, от которых порой и взрослым хочется зевать. Его рассказы написаны короткими, отрывистыми предложениями, где все образы зримые, где не абстракции, а реалии, которые легко понять и представить даже дошкольнику.

Когда-то я слышала такое мнение о детской поэзии: каждое четверостишие должно быть таким, чтоб его можно было легко нарисовать. Вот и прозу Коваля нарисовать легко. Там все время что-то происходит. И нельзя оставаться безучастными к этому происходящему.
праздник
Юрий Коваль был «человек эпохи возрождения», он сочинял, рисовал, занимался керамикой и резьбой по дереву, играл на гитаре и пел, охотился и рыбачил. Он все умел и всему радовался. В его жизни удивительно сочетались любовь к природе и любовь к охоте и рыбалке. Полнота жизни, умение наслаждаться ею – и без нужды не лишать жизни других существ.

Умение увидеть красоту последнего осеннего листа, найти под снегом последние грибы, перевести с птичьего языка на человеческий сойкины разговоры, услышать зимние песни мышек-землероек и их короля Землероя.
художник
Читайте Коваля сами и с детьми. А потом возьмите рюкзаки, соберитесь и отправляйтесь в лес, в поле, к реке… И вы увидите то, о чем писал Коваль, и увидите гораздо больше…
рыбалка

Текст и фото: Екатерина Медведева

Настольные игры в дорогу и в отпуск
10 фильмов для детей о собаках
5 фильмов, которые следует посмотреть каждой маме и каждому папе

(0)(0)
 

Ваши комментарии:

  1. вообще никогда не читала этого автора.

    (0)(0)

Добавить комментарий

*